Недавно мне на почту пришло письмо, писала клиентка, с которой мы работали над ее проблемой. Работа прошла очень успешно, и я попросила написать ее небольшой отзыв о нашей работе. Да, забыла добавить - моя клиентка оказалась человеком большого писательского таланта (это один из ресурсов, который мы активировали в процессе работы). Я оставила оригинальный текст, изменив некоторые несущественные детали для анонимности. Итак, ее письмо:

….Я никогда не верила в две вещи – в ностальгию по родине и в помощь психолога. Вернее будет сказать, я не верила в то, что эти две вещи могут случиться со мной. Но они случились, и оказались, как ни странно (а в общем-то, возможно, что и не странно) в моей судьбе очень взаимосвязаны.

Желание уехать за границу «пожить» и «на других посмотреть да себя показать» возникло у меня, слегка с опозданием. «Позднее зажигание», так сказать. Накатила и схлынула первая огромная эмиграционная волна начала 90-х, когда молодые девчонки валом повалили за бугор, окрыленные песенкой про «American boy», потом, вторая кажется, начала 2000-х, потом волны то стихали, то усиливались вновь, люди паковали чемоданы по разным причинам: кто-то ехал реально заработать, кто-то замуж, кто-то ради будущего детей, кто-то за творческой свободой, а кто-то просто сменить обстановку - так скажем, из любви к новым впечатлениям. И хотя со временем требования к вновь прибывающим нашим согражданам лишь ужесточались, да и в целом жизнь «в загранке» усложнялась и тоже претерпевала кое-какие внутренние изменения, народ все равно оставался в твердом убеждении, что «там по-любому лучше».

Кое-кто из наших знакомых и знакомых знакомых тоже уехал. Уехали за границу и две мои подруги – без сожалений и оглядок, совершенно легко, как мне тогда казалось – одна за будущим для дочки, вторая за своим будущим, в смысле за будущим мужем. О, их отъезды… я помню один из них – вещи раздаются или продаются за копейки (ура, мне перепало несколько ценных книжек и лампа), суета, торопливые прощания, чемоданы…Мобильных и вотсапов еще нет, поэтому как и когда выходить на связь еще никто не знает. Всё – еще чуть-чуть и они окажутся там, в счастливом, ярком, новом и таком недоступном для тебя мире, кажущемся нереальным отсюда, из грязного, серого, дождливого октябрьского дня, в котором ты счастлива, но по-другому, а это, новое счастье тебе так недоступно … Эти отъезды - они были наполнены в то время таким… чем-то таким загадочным и волнующим, таким острым ощущением новизны и свежего веяния, которое застилает или начисто стирает в твоем сознании мысли о том, что ТАМ может быть все совсем не так легко. ТАМ нет никого из близких - ой, ну и что, сейчас уже можно электронные письма писать хоть каждый день (кажется, скайпа и соцсетей тогда еще не было), звонить можно, да и приехать в общем-то тоже не проблема, на билет-то заработают. ТАМ нет друзей – пока нет, но скоро будут, русских там полно, подружатся. А потом старые друзья тоже будут постоянно на связи, так что не страшно! ТАМ чужой язык – вообще не вопрос, Лена два языка знает в совершенстве, Таня чешский специально учила целый год до поездки, да и английский у нее тоже нормальный. ТАМ их дети уже станут иностранцами, они уже не будут ассоциировать себя с русскими, с русской историей, культурой. Будут все меньше говорить на русском, не будут читать Куприна и Драгунского, и вряд ли проникнутся такой же нежной любовью к Электронику и Гостье из будущего, какой прониклись (и при чем до сих пор сохраняют это чувство) их мамы – о, но зато, зато! Они будут настоящими гражданами мира, будут путешествовать по разным странам так, как у нас не все путешествуют по области, они увидят лучшие места, знаменитые музеи, побывают в настоящей опере, и даже если они не очень хорошо будут говорить по-русски, зато они будут знать, как минимум, три иностранных языка! ТАМ другой менталитет – это вообще ерунда, происки врагов. Если ты нормальный здоровый адекватный человек, ты всегда легко сойдешься хоть с кем. Приспособишься. Ну какие, в конце концов, там могут быть различия, чтобы люди друг друга не понимали. Ну, фигурально выражаясь, если ты привык спать без одежды, а кто-то спит в пижаме, не стоит же всерьез думать, что это различие может сильно навредить взаимопониманию. Да и потом, насильно тебя одевать на сон грядущий никто не будет! Законы не нарушай, работай и живи спокойно. И никакая разница менталитетов тебе не грозит. И наконец, самое главное, ТАМ – ностальгия по родине. Как я уже написала в самом начале своей истории, в ностальгию по родине я вообще не верила. Да, накатывала довольно часто, и накрывала с головой, ностальгия по ушедшим временам, по детству, по разъехавшимся или сильно повзрослевшим друзьям, по времени, навсегда оставшемся на черно-белых снимках – мой молодой город, молодые родители, застолья, веселье, все живые. Но скучать и тосковать по родине, живя там, где по всем рассказам, фильмам и журнальным статьям, живется лучше и интересней, мне казалось, как минимум, нелепо. Я искренне любила свой дом, двор, в котором выросла, своих друзей и друзей нашей семьи, нашу природу и свой образ жизни, но не представляла, что все это как-то может быть связано с «ностальгией по родине», понятие которой, в свою очередь, у меня было связано непосредственно с понятием «страна». А к стране у меня в то время было много вопросов. Поэтому, когда кое-кто из знакомых (или знакомых знакомых) все-таки возвращался «оттуда», объясняя свой демарш тем, что не прижилось, не срослось да и просто не справились с тоской, я искренне не могла взять в толк, что происходит. «Ностальгия, золотце, - говорила мама, - ты не представляешь, что это такое. - Это только на словах все легко кажется…» «Ну что ты, мам, какая ностальгия, - я кривила губы, стараясь, чтобы вышло скептически и строила прочие рожи зеркалу, - какая может быть ностальгия, когда там все новое, интересное, жизнь кипит… некогда скучать». Но мама только улыбалась и качала головой. Я иногда думала о Высоцком – он столько страдал в Союзе, бился за право быть собой, боролся с режимом, а ведь мог спокойно уехать в Париж и жить там нормально, как человек… Не уехал. Я не понимала, почему…

И так, однажды в моей жизни наступил тот день, когда уже много раз обдуманный, представленный, выношенный, полюбившийся и кажущийся совершенно простым и легким мой отъезд в прекрасное далеко, состоялся!

И было бы все хорошо, и сбылась мечта про «пожить-посмотреть-показать», и можно было бы порадоваться попытке построить новую жизнь или, по крайней мере, попытке просто пройти «полосу препятствий», проверить себя, выжить в новой среде, приобрести опыт – в общем, сделать все то, ради чего и был задуман этот грандиозный план, но оказалось, что не тут-то было. И когда два месяца вступительной эйфории прошли, не оставив следа, когда стало уже понятно что к чему, когда подстёрся лубочный налет прекрасной таинственности и проступили суровые будни, вот тогда-то и стала подкрадываться медленно, потихоньку, все выше и выше к горлу, а потом накрыла с головой эта самая настоящая ностальгия по родине…

Из далекого дома друзья давали категорические наставления на тему «не вздумай возвращаться» и «хоть в нормальной стране поживешь», местные знакомые из таких же «понаехавших» смотрели на меня, мягко говоря, с недоумением, даже мама, скучающая больше всех и всегда внушавшая мне, что ностальгия-это очень серьезно (ну, вы помните те наши разговоры), теперь писала мне что-то вроде «ты уж не спеши, осмотрись, все наладится, главное, ты зацепилась!», и мой собственный разум твердил упорно, что да, нужно потерпеть, ведь главное –то свершилось, но сердцу было абсолютно наплевать на все эти разумные доводы, сердце упорно рвалось домой и даже может быть не только домой как «домой» к родному двору, дружеским посиделкам с баней и шашлыками, к снегам и соснам, а еще в страну, которая всегда казалась грязной, нечестной, несчастной и глупо устроенной, но все-таки оказалась понятной и привычной, и не такой уж плохой, и очень красивой, и неглупой, а главное – своей до мозга костей.

И хотя медленно, очень медленно, шаг за шагом, жизнь моя на новом месте так или иначе налаживалась, и обрастала новыми знакомыми, и даже новыми знакомыми, которых можно было назвать друзьями, и даже новыми перспективными отношениями, и главное, новыми впечатлениями, все равно слишком ненормально часто для нормальной и радостной жизни задавала я себе вопросы: а не зря ли затеяла я всю эту авантюру с переменой мест, и не слишком ли много поставила я на кон ради этой поездки, и не слишком ли быстро отказалась от надежного прошлого взамен весьма призрачного будущего. И ответы бывали и «да», и «нет», и «не знаю», но даже если все ответы бывали обнадеживающими и разумными, и даже ободряющими, все равно часто я засыпала в слезах и с этим ничего нельзя было поделать…

Долго так продолжаться не могло. Я всерьез начала опасаться, что внутренние разногласия серьезно навредят моему психическому здоровью. Смех смехом, как говорится, но… Обсуждать проблемы с домом было опасно – народ бы просто расстроился, решив, что я спасовала. Или, что еще хуже, что я, как говорится, «бешусь с жиру». Искать «товарищей по несчастью» среди местных знакомых и друзей тоже было проблематично – подобными признаками явно никто не страдал. Мне нужен был человек, который бы просто меня тряхнул за шкирку и сказал, что у меня все хорошо. Что все не фатально. Что новая жизнь имеет ряд своих преимуществ. Что… Но такого человека не было.

Кое-кто из моих новых местных приятельниц похаживал к психологам. Это выяснялось, например, при встрече за чашкой кофе. То есть сначала человек просто говорил о своей проблеме. Эти разговоры сопровождали наши встречи не раз и не два. Я понимала, что для моих визави эти проблемы существенны, и я кивала, сочувствовала и даже давала умные советы, но воспринимала их всего лишь как небольшие житейские сложности. Взаимоотношения с мужьями и бой-френдами, свекровями и детьми (либо наоборот полное отсутствие этих взаимоотношений ), фобии и страхи из детства, неумение коммуницировать – все это казалось мне несерьезными, я считала, что разрулить подобные вещи проще простого, нужно только захотеть… И, когда, видимо уже порядком уставшая бороться, жертва жизненных коллизий как бы походя сообщала, что решила записаться на прием к психологу, я испытывала легкое недоумение. Идти к чужому человеку, пусть даже очень умному и очень опытному, рассказывать ему о своих перипетиях и всерьез ждать, что он будет разбираться в этой ерунде, да еще и совершит волшебство? То ли дело у меня! У меня все гораздо сложнее, и то я не ищу легких путей, стараюсь справляться сама, может быть, не очень успешно, но сама! А кто будет разбираться в моей проблеме лучше меня?

Нет, не то что бы я совсем не верила в психологов. Конечно, же верила. И верила, что в некоторых серьезных случаях эти люди действительно способны помочь. Знала и о том, что цивилизованный мир давно пользуется услугами специалистов, пользуется легко, ни от кого этого не скрывая, едва только возникнет маленькая проблема. Настолько мелкая, что мы ее возможно даже не заметим, а они уже идут изливать душу и искать выход. Помню, как-то беседа о психологах и о том, могут ли они реально помочь, зашла в компании моих «домашних» друзей и бывших коллег, и именно я пыталась объяснить, что эти специалисты действительно помогают, что не все могут справиться со своими проблемами сами, что на западе это давно вошло в обиход… Надо мной лишь добродушно посмеивались. «Представь мою жизнь, сколько в ней было всего, ты знаешь сама - сказал мне один из друзей, - и представь, что было бы, если бы по каждому поводу я бегал к психологу. Да мне бы пришлось там прописаться! Зато я могу уверенно сказать – со всеми бедами я справился сам, и я горжусь этим. Горжусь, что выстоял, стал сильнее, ничего не боюсь. Не то что эти….» Да, поспорить с ним было трудно. А кроме того, когда этот человек переживал не лучшие свои времена, о психологах в нашей стране еще и слыхом не слышали…

В стране, где я живу сейчас и в эпоху, в которой живем все мы, о психологах и слышали, и посещали их, и делились контактами, и упоенно рассказывали о результатах. Я взирала на это и думала, вот оно, «тлетворное разрушающее влияние запада». На родине эти люди распили бы с подружкой бутылку вина, поплакались бы друг другу, может быть, пожаловались бы маме. И забыли бы о проблеме на утро, и спокойно бы жили дальше. А здесь они идут к психологу.

Не знаю, была ли это ирония судьбы или доброе провидение решило поучаствовать в моем жизнеустройстве, видя, что у меня как-то не очень получается, но однажды, помогая одной хорошей знакомой найти языковые курсы, я забрела вместе с ней в высотку в одном из сравнительно новых районов города. Пока она беседовала с администратором, выясняя цены, расписание и прочие организационные моменты, я утомленная жарой и поисками, присела на диванчик в приемной и принялась просматривать иностранные журналы и цветные буклеты, повествующие об услугах курсов, а также об услугах тех заведений, работники которых очевидно оказывались в стенах этого помещения – салонов красоты, типографий, магазинов женской одежды и… о, вот где оно мне встретилось! Я не могла не улыбнуться (и конечно же, улыбнуться скептически), рассматривая неброский, но качественно и со вкусом выполненный буклет, рассказывающий о практикующем русском психологе, используемых методиках, а также о проблемах, с которыми к нему, вернее к ней, можно обращаться. Здесь же была фотография молодой улыбающейся женщины, довольно приятной и, что было необычно, какой-то теплой. Да, такой она мне показалось, именно теплой, располагающей… Я представляла себе тетеньку-психолога по другому, здесь же была изображена женщина, похожая на моих подруг, людей, которых я давно знаю и к которым отношусь, как к своим. «Интересно… - подумала я, но додумать не успела. Приятельница закончила допрос и кивнув мне, направилась к выходу. Я пошла следом. Буклет я взяла с собой, на ходу засовывая в сумку.

Потом я забыла про него и вспомнила только через несколько дней, пытаясь отыскать на дне необъятной сумки какой-то чек и, соответственно, вытаскивая на свет божий все попадающиеся под руку бумажки. Я долго, и теперь уже более внимательно изучала информацию, потом не поленилась и залезла на сайт (что со мной вообще случается крайне редко). Не знаю почему, но молча, без комментариев, я прочитала историю создания сайта, биографию женщины-психолога и несколько историй ее клиенток и даже клиентов. В нижнем углу периодически появлялось окошко с приглашением записаться на первичную консультацию. «А что, если…? – подумала я, но тотчас отогнала эту мысль. Потом она возникла вновь и уже начала щекотать мне нервы – так бывает со мной с детства, когда я чувствую, что вот-вот замыслю какое-то мероприятие. «Неужели я докатилась до приема у психолога? – спрашивала я сама себя и себе же отвечала – Ну докатилась же я как-то сюда, а ведь раньше и присниться не могло, что это все случится со мной. Так что такое визит к психологу по сравнению с тем, что я вообще провернула?? Мелочь» «А если кто-то узнает?» «Кто узнает? Это же не родной городок, где на каждом шагу подкарауливают любопытные знакомые и знакомые знакомых. Здесь тебя никто не знает и, вообще, никому не интересно». Борьба продолжалась весь оставшийся вечер и завершилась со счетом 1:0. Я записалась на консультацию и через два дня лично познакомилась с женщиной, которую увидела на фото буклета.

Что редко меня подводит, так это впечатление о людях, сделанное даже в первые минуты знакомства и по мелким, незаметным на первый взгляд, деталям. Впечатление, сложившееся по снимку, не обмануло меня – психолог оказалась именно теплым, «своим» человеком. Как ни странно, ей я смогла рассказать то, что не могла рассказать новым друзьям и даже не всем старым. Объективный, а не субъективный взгляд со стороны, анализ происходящего со мной, поиск причин неудовлетворенности новым положением и тоски по старому – все происходило настолько легко и органично, что я забывала, что нахожусь на приеме у психолога. Казалось, я беседую с доброй подругой, но подругой, владеющей информацией и знаниями о ситуации, в которую я попала, на порядок лучше меня. Я описывала свои чувства, страхи, переживания, и замечала, что проговаривая, как будто смотрю на ситуацию со стороны, более трезво, без эмоций и мне уже казалось, что все не так страшно. Мне понадобилось три сеанса, чтобы почувствовать, что реальная помощь психолога действительно существует и она ощутима. Мне пришлось признаться себе, что я была неправа, не веря и отвергая эту помощь раньше. Возможно, обратись я к специалисту сразу, ответы на мои вопросы давно бы нашлись и начало новой жизнь на новом месте не оказалось бы таким болезненным…

Стресс, страх потери связи с прошлым, потери друзей, привычного образа жизни, каких-то духовных опор и многое другое – пожалуй каждый, кто решился сменить место жительства проходит через это, и порой процесс «ломки» и привыкания занимает не месяцы, а годы. Жизнь в чужой стране зачастую на деле оказывается не такой, какой мы представляем ее, читая или смотря видеоролики. Даже рассказы других людей далеко не всегда совпадут с тем, что придется испытать самому. И тут главное, решить для себя, для чего и почему ты уезжаешь – временно или навсегда, заработать или испытать себя, какие преимущества ты ищешь на новом месте, а от каких готов отказаться на старом, сможешь ли ты в нужный момент сказать себе «Стоп, с меня достаточно!» и легко вернуться к прежнему образу жизни, или наоборот, решишься оборвать все связи, если придется. С помощью психолога я нашла для себя ответы на все вопросы, определила перспективы, цели. Ведь причину переезда я знала изначально, а вот представить, как и что будет дальше и как надолго, у меня не очень хорошо получалось. В беседах с ней я подтвердила для себя главную мысль, которая помогла мне обрести нужное русло и не летать вверх-вниз по волнам неопределённости - вернуться домой можно в любой момент, если захочется, а пока есть возможность, почему бы не взять для себя в новых условиях то, что не возьмешь дома: новый опыт, новые знакомства, совершенствование иностранного языка, расширение кругозора. Можно по-прежнему любить дом и возвращаться туда при каждой возможности, но при этом попробовать освоить и полюбить свое новое место жительства, оставаться прежней и не бояться перемен. Ведь иногда бывает так, что путь в новые условия жизни - это помимо всего прочего, путь к себе. И если хотя бы какое-то время вас будет сопровождать хороший проводник –и если это будет не просто друг, а человек, умеющий профессионально это делать– то вам повезет не сбиться с пути».

Я думаю, история знакома многим. Вы готовы дальше терпеть и думать, что все решится само собой, привыкнете, обойдется? Вы можете себе помочь стать счастливым, наладить отношения в семье, с детьми, разобраться с финансовыми неудачами, а не ходить по кругу, наступая на одни и те же грабли. Выбор за вами)

Источник: http://yuliatitova.ru/i-never-believe-in-two-things